Андрій Новосьолов (andrzejn) wrote,
Андрій Новосьолов
andrzejn

Шестой с половиной этаж (3)

Продолжение. Полный текст собирается на Самиздате.


...У них над головами зашуршало, и раздался громкий шёпот: "Эй! Вы здесь?" Друзья вскочили и посмотрели наверх. За вентиляционной решёткой кто-то шевелился!

- Ну, здесь, - осторожно ответил Серёжка.

- Ну, мы, - добавил Петька.

- Подождите, я сейчас к вам выберусь, - пропыхтели из-за решётки. Как будто они могли куда-то убежать.

Друзья ещё ни разу не видали, как вылезают из вентиляционной отдушины, и ожидали, что таинственный пришелец как-нибудь ловко спрыгнет оттуда на пол. Но они ошиблись. Отщёлкнув решётку – та повисла на петлях – гость в два приёма вывинтился из узкого отверстия и присел над ним по-паучьи, прилипнув ладонями и подошвами к стене. Вернее, не гость… а гостья.

Мальчишки переглянулись и едва заметно кивнули друг другу: "Она!" Да, девушка сменила карнавальный наряд на облегающий чёрный комбинезон, а длинные волосы стянула узлом на затылке, но сомнений не оставалось: это та самая беглянка, вслед за которой они попали сюда.

"С ли-ипкими щу-упальцами!" - прошептал Петька. Серёжка молча лягнул его, не сводя глаз с девушки. А та перевела дыхание, проворно сбежала на четвереньках со стены на койку, уселась по-турецки и, пробормотав: "Фу, как я запылилась!" - принялась отряхиваться. Серёжка вспомнил вентиляционные решётки в своей квартире - все в чёрной липкой грязи и паутине. То ли на космическом корабле следили за чистотой воздуховодов, то ли гостья лазила там регулярно.

В последний раз поправив волосы, она посмотрела на стоящих мальчишек, улыбнулась и протянула руку:

- Давайте знакомиться. Меня зовут Лаонис… Да вы присаживайтесь, присаживайтесь!

Затаив дыхание – Петькины страшилки про осьминогов назойливо крутились в голове – Серёжка ответил на рукопожатие. И никаких щупалец! Обычная человеческая рука, тёплая и сильная.

- Серёжа, - сказал он.

- Значит, Сергей, - кивнула девушка. – А ты, тебя как зовут?

- Пётр, - с достоинством ответил Петька.

Сейчас, сидя напротив, гостья не казалась такой уж взрослой. Ну, на два-три года старше них, не больше. Это вселяло уверенность.

- А… как ты лазишь по стенам? – вырвалось у Серёжки.

- Ты тоже здесь в плену, да? – спросил Петька.

- И куда мы попали?

- А…

- Стойте, стойте! – Лаонис вскинула руки, заслонясь от вопросов. – Не всё сразу! По стенам ходить легче лёгкого – у меня геккошки вживлены. Вот по воздуховодам пролезть было трудно, я два раза сворачивала не туда, чуть не застряла и едва совсем не заблудилась, - она явно расстроилась, что главное её достижение прошло незамеченным. "Ага, значит, вентиляцию здесь всё-таки чистит не она", - подумал Серёжка.

- Так ты здесь пленница? – настойчиво повторил Петька. У него горели глаза и уши – неизвестно, что ярче. – Они тебя поймали и заперли, как нас?

- Да, но я их обманула и сбежала! – гордо выпрямилась Лаонис, но тут же снова обмякла. – Если честно, то нет. Я – дочь капитана, ребята. И моему отцу угрожает опасность…


- Наша "Мартакара" - мелкое торговое судно, одно из тысяч, - так начала свой рассказ Лаонис. - Возим конфиденциальные грузы, чьи хозяева не доверяют Панкор Ируне. ("А кто это – Панкор Ируна?" - тут же спросил Петька.) Не кто, а что. Панкор Ируна – межзвёздная суперкорпорация. У них монополия на телепорты. Все кабины отправляют отчёты в Ируну, а там устанавливают цену за каждый переход. Для людей без груза – совсем дёшево, почти бесплатно. За груз – тем дороже, чем выше ценность товара. Но всё равно выходит немного дешевле и намного быстрее, чем возить кораблями. Поэтому торговцам остаются только важные секретные фрахты.

А ещё мы собираем случайные находки. Каналы можно открывать не только между двумя кабинами, но и от одной кабины наугад, к любой планете - куда повезёт. Чаще всего не попадается ничего. Иногда везёт найти что-нибудь ценное и интересное. А иногда мы попадаем в по-настоящему опасные места. Так когда-то погибла моя мама… По правде говоря, я её почти не помню, я тогда была совсем маленькая. Зато отец у меня лучше всех, он меня вырастил, а команда и "Мартакара" помогали.

Да, так вот. Случайные каналы Ируна не контролирует. Что мы найдём – то всё наше. Но потом груз нужно везти в порт, чтобы продать. В разных портах – разные цены, не всё и не везде согласны купить… Ну, это сложно, но можете мне поверить: после перевозки нам остаётся не так уж и много. Но до сих пор мы как-то выкручивались.

А недавно отец связался с Дэвисом Стиросом. Дэвис – тоже капитан торговца, "Исиханы". Отец не рассказывал мне подробности, но у  Дэвиса есть сын, Рикер, чуть постарше меня. Зануда, - Лаонис хихикнула, - я с ним переписывалась… переписываюсь. От него я узнала кое-что. Дэвис научился сводить два случайных канала вместе, почти в одну точку. Вы уже поняли, что получилось?

- Не совсем, - пробурчал Серёжка, подавленный избытком новых сведений.

- Ну подумайте. Один из этих каналов ведёт из вашего лифта к "Мартакаре". Второй – из другого лифта, неподалёку от вас – к "Исихане". Теперь Дэвис может брать груз у себя, переправлять через вас – всего-то немного пройти пешком – а здесь отец его продаёт. Без накладных расходов, без панкоровской пошлины. Прибыль – пополам.

- Ну и в чём опасность? – не понял Петька. Он любил экономические стратегии, поэтому схему понял сразу. – Вроде всё честно.

- Опасность в Дэвисе, - вздохнула Лаонис. – Он накрутил вокруг себя какую-то сумасшедшую секретность. Даже отец ни разу не встречался с ним лично, и никто из нас не знает кода его телепорта. Груз они нам спускают в лифте, мы его только принимаем. Это не к добру. Дэвис замышляет против нас какую-то гадость.

- Ты это сама придумала? – с сомнением спросил Серёжка.

- Не я. Моррис. Видели Морриса? Он был у нас первым помощником ещё до моего рождения. Он о торговле всё знает. И о нечестных торговцах – тоже. Это вам я быстро пересказала, а он объяснял мне подробно. И очень убедительно.

- Ну ладно, пусть так, - поколебавшись, согласился Петька. – А мы тут что можем поделать? Слышала - нам скоро память сотрут и отправят обратно.

- Не сотрут! – Лаонис торжествующе улыбнулась. – Я стиралку пересвязала. Она теперь только говорит, что всё в порядке, а на самом деле не работает. Когда вас вернут обратно, вы всё вспомните и сможете мне помочь…

- Как? – почуяв новые приключения, Серёжка разве что не подпрыгивал на месте.

- Просто. Вам нужно добраться до второго лифта, попасть на "Исихану" и ввести в их телепорт код нашей кабины. Тогда я смогу пройти к ним. Дальше – моя забота. Поможете, ребята? Я пыталась сама, но видите, - Лаонис развела руками, - меня поймали, и теперь уже вниз не пустят.

Друзья переглянулись. Петька оценил настроение Серёжки и вздохнул:

- Придурок, что с тебя взять… - и, повернувшись к Лаонис: - Куда нужно идти?

- Адрес – Никольская девять, второй подъезд, четвёртый с половиной этаж. Подниматься лучше всего сразу перед их грузчиками, тогда канал уже открыт. Попадёте туда так же, как попали к нам – уж не знаю, как вам это удалось…

- Никольская? – Серёжка посмотрел на товарища.

- Я знаю, это за Смоленской, второй поворот направо.

- А, действительно недалеко… А какой код и куда вводить?

- Вводить сюда… - Лаонис раскрыла ладонь. В воздухе над ней закрутилась пузатая коробка, похожая на раздутую кабину лифта с прозрачными стенами. – Это кабина прямого телепорта. У нас она стоит в том же отсеке, что и кабина случайного канала. У них, наверное, тоже – "Исихана" из той же серии, что и "Мартакара". Зайдёте внутрь, там простой цифровой пультик. Наберёте код, только не нажимайте на большую зелёную кнопку, а то попадёте сюда. Код длинный. Не запомните. Куда бы вам записать…

- На руке! – Серёжка уже закатал рукав.

- Годится, - Лаонис достала из кармана фломастер – совсем как обычный, земной – и вывела на серёжкином предплечье цепочку знаков. Цифры легко узнавались, но были среди них ещё какие-то треугольнички, волны, квадратики и чёрточки.

- Это ваши цифры? – изогнувшись, Серёжка рассматривал руку, пока Лаонис надписывала Петьку.

- Да, в шестнадцатиричной системе. Не беспокойся, там все эти значки на клавишах есть, найдёте легко. Надпись несмываемая. Останется вам на память, - Лаонис прищурилась и хихикнула. В волосах у неё что-то пискнуло и зачирикало. – Шширт… Мы отчалили. Сейчас за вами придут. – Лаонис уже карабкалась по стене к открытому воздуховоду. – Помните: Никольская девять, второй подъезд, четвёртый с половиной этаж! – Она нырнула в отдушину, как в воду, руками вперёд, и рывками начала втягиваться в трубу. Подцепив носком откинутую решётку, попыталась защёлкнуть её за собой, но та отскочила и повисла, болтаясь. – Ширт! Закройте, закройте её скорее!

- Петька, помоги! – Серёжка вскочил на койку и подпрыгнул, но не дотянулся до края отдушины. Поднатужившись, Петька вытолкнул друга повыше. Тот защёлкнул решётку и обрушился вниз.

- Спасибо… Удачи вам… - донеслось из вентиляции.

Мальчишки едва успели рассесться по койкам и уставиться в экран, когда дверь за их спинами открылась.

- О, гляди – визор включили! – прогудел незнакомый бас. – Какая смышлёная мелюзга! Теперь я не удивляюсь, что они к нам пролезли… Ну, теперь баиньки – и домой!

В руках вошедшего загудело, и на них упала мягкая вязкая темнота.

Subscribe

  • Смерть нейрона Гомера Симпсона

    Возможно, вы слышали об исследовании, когда ученые сумели выделить в мозге человека один-единственный нейрон, который активировался, когда человек…

  • Выгорание необратимо

    Прочитал идею, и не могу теперь её развидеть: Профессиональное выгорание необратимо. Если уж вы пришли в точку, когда некогда любимая работа…

  • 47 – это минимум

    Вспомнил об исследовании, которое показывает, что люди, в среднем, чувствуют себя несчастнее и жальче всего в 47 лет (точнее, в интервале 36..56…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments