Андрій Новосьолов (andrzejn) wrote,
Андрій Новосьолов
andrzejn

Categories:

Я и мой человек

Во мне живёт древняя обезьяна. Нет, не так. Я - это древняя обезьяна, кусочек которой что-то там о себе думает. Обезьяна плохо понимает это мельтешение мыслей. Обезьяна думает мало и просто, она больше чувствует. Но она понимает главное.

Главное для обезьяны - это базовые ценности. Чтобы тепло, чтобы вкусная еда, чтобы своя стая, чтобы друзья, вожак и субдоминанты, чтобы секс, чтобы поспать. Детишки тоже иногда, под настроение. Вот тот я, который человек, ничего в этом не понимает и ничем тут не управляет.

Друзья, например, должны быть настоящие. Живые, чтобы можно было потрогать и понюхать. То, что я пишу буковками в сети, обезьяна нифига не понимает, ей грустно и одиноко. Мне надо потрогать и понюхать, тогда да.

Еда должна быть настоящей. Нужны разноцветные спелые фрукты, чтобы вкусно и запах. Зелень. Нужно мясо. Желательно свежее и недавно живое. Личинки тоже ничего так. Человек ничего в этом не понимает. Вот эти какие-то полуфабрикаты, растворимая вермишель, витамины в баночках - это не еда для обезьяны, от неё радости никакой.

Обезьяна совсем не понимает про диеты. Про тренировки она не понимает. Про сложную сидячую умственную работу не понимает. Обезьяна думает так: чтобы добыть еду, надо побегать и попрыгать, постучать палкой и камнями. Потом съесть и лечь отдыхать. Это просто и понятно. Когда еду не есть, попусту бегать и двигать тяжести, под которыми нет личинок, когда сидеть и болеть головой - это непонятно, это совсем плохо. Это в наши края пришли голод и болезни, это страшно и грустно.

Секс, это обезьяна понимает. Есть привлекательные самцы и самки, им хочется, они друг другу нравятся, что ещё надо? Когда самцы и самки вот, а секса нет, а есть только непонятные человеческие разговоры и мельтешение - обезьяна понимает одно: её тут не любят, она тут низкоранговая, никто её не хочет. Обезьяна тогда печалится и даже помереть может.

Вообще важно, чтобы свои были рядом. Чтобы шерстку поперебирать. Чтобы похихикать. Едой поделиться. Чтобы понятно: вот эти главнее и командуют, вот эти сильнее, вот эти слабее. Эти знают лучше, об этих надо заботиться, с этими можно повздорить. А вот те, из соседнего леса - они чужие и непонятные, на них надо скалиться. Всё просто.

А вот этот я, который человек, думаю запутанные мысли, читаю непонятные буквы и постоянно о чём-то тревожусь. Обезьяна не понимает мыслей, зато понимает чувства. Обезьяна тоже тревожится, плохо спит, мало ест и совсем не занимается сексом.

Обезьяна думает: и зачем тревожиться? Тут тепло, есть еда... Своих вот маловато, надо к ним съездить. Шерстку поперебирать, похихикать. Секс, опять же. И поспать потом.

Обезьяна думает плохо, но она древняя, всё важное она чувствует и понимает. Она найдёт способ донести важное до человека. Если только я оторвусь от своих буковок и перестану мельтешить.

[ DW ]
Tags: буквой пси
Subscribe

  • Походка

    Интересный симптом возник у меня в последние недели, раньше так не бывало. У меня заметно замедлилась походка. Всё остальное без изменений: та же…

  • Условность сумасшествия

    – Скажи мне, Рода, – начал я без предисловий, – что с этой женщиной? Рода уставилась на меня так, будто это я спятил. – Она сошла с ума. – А почему…

  • Агрессивное самоограничение

    Об ограничениях, часть вторая. Еще полвека назад гуманисты-романтики рассуждали о неограниченном потенциале человека. Вот ещ' немного, мы уберём…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments

  • Походка

    Интересный симптом возник у меня в последние недели, раньше так не бывало. У меня заметно замедлилась походка. Всё остальное без изменений: та же…

  • Условность сумасшествия

    – Скажи мне, Рода, – начал я без предисловий, – что с этой женщиной? Рода уставилась на меня так, будто это я спятил. – Она сошла с ума. – А почему…

  • Агрессивное самоограничение

    Об ограничениях, часть вторая. Еще полвека назад гуманисты-романтики рассуждали о неограниченном потенциале человека. Вот ещ' немного, мы уберём…