March 19th, 2014

Me

Текущее состояние

Рассказывают, что в первые дни Второй мировой войны многие жители Европы чувствовали облегчение: копившееся тягостное напряжение вылилось пускай в страшную, но хоть какую-то определённость. (Да и никто тогда не ожидал, что кровавое месиво затянется на шесть лет, даже сам Гитлер планировал блицкриг). Я чувствую сейчас что-то подобное. Да, я понимаю, что меня несёт общим полем. Моё понимание ничего не меняет.

Вот ведь блин. Я никогда не был особенным патриотом - прививки от первых четырнадцати лет в СССР хватало, чтобы жить, держа в кармане дулю, лишний раз не попадаться на глаза государству и бурчать: "Чума на оба ваших чума". Я никогда не рвался служить в армии и тем более воевать. Военная кафедра в КПИ и морально устаревшая военная специальность были очень кстати. Но теперь в душе поднимается примитивное, древнее желание защищать родное стойбище. Дурное, пафосное и очень органичное желание. Я не знал, что оно во мне вообще есть. Спасибо правительству Российской Федерации: никому из "своих" правителей такое не удалось бы. Даже Януковичу не удалось, а им - запросто.

Я больше не тревожусь. Я зол. Со временем придут другие чувства, но сейчас я буду чётко делить людей на друзей и тех, кто поддерживают нынешнюю политику правительства Российской Федерации. Моя глубинная часть говорит: вы хотите убить меня, моих друзей и близких. Вы можете успокаивать себя отговорками о "мирном" политическом захвате Крыма, о том, что пока ещё погибли только несколько человек, о том, что вы мечтаете всего лишь принести нам свои мир, власть и порядок. Пока ещё можете. Но скоро придёт время выбирать и вам, с кем вы: с теми, кто хотят мирной жизни и доброго соседства, или с теми, кто хотят меня убить.

[ DW ]
Me

Наблюдение

Кстати, переход от тревоги к злости сильно снижает обсессивно-компульсивное желание читать новости и доказывать, что кто-то в сети неправ. Полезно для нервов, но прискорбно для возможностей договариваться.

[ DW ]