October 11th, 2011

Me

Как появились психотерапевты

Домашние животные набираются от людей специфически человеческих неврозов, которыми в дикой природе не страдают. Например, наш пёс-найдёныш - травматик. Постоянно ластится и никак не может насытиться поглаживаниями, по ночам просыпается, плачет и лезет к нам в постель. Взятые в дом уличные котята часто так и остаются на всю жизнь зашуганными - пугливыми, агрессивными, прожорливыми...

Почему мы воспринимаем такое поведение как травму и невроз? По очевидному признаку: уже всё хорошо, уже попал в комфортную среду - а ведёт себя по-прежнему как в окружении опасностей.

Но это мы, разбалованные цивилизацией, настолько привыкли к комфорту и безопасности, что уже не вспоминаем, насколько такое положение вещей неестественно. Дикая природа именно опасна, и там подобное поведение является не закостеневшим неврозом, а прочной адекватной адаптацией. А с первого раза и на всю жизнь - потому что это не шуточки, а реальная угроза жизни, второго шанса на ошибку может и не быть. Переводя на людей: ветеран боевых действий, рефлекторно падающий мордой в асфальт, когда в городе над головой пролетает мирный вертолёт - травматик. А останься он и дальше воевать, это был бы признак опытного и, главное, живого бойца.

Да, неврозы формирует цивилизация, это говорили ещё классики психоанализа. Но не в том смысле, что комфорт портит изначально цельных и здоровых людей. Наоборот! В цивилизации неврозами становятся совершенно адекватные механизмы адаптации, потому что наша психика не адекватна комфортным условиям жизни. Мы не приспособлены к безопасности, мы живём в ней хорошо если сотню лет. Мизер по меркам эволюции!

Поэтому привычка наедаться впрок (ведь будет голод!) грозит нам ожирениями, и появились диетологи. Поэтому стремление экономить ценные и ограниченные силы (ведь сейчас надо будет спасаться от хищников!) приводит к гиподинамии, и появились разнообразные гимнастики. Поэтому психическая адаптация к угрозам мешает жить счастливо, и появились психотерапевты.

[ DW ]
Curious

Человек, который не умел принимать решения

olegart рассказывает интересное:
Я как-то давно уже писал об Эллиоте — финансисте, который после операции по удалению доброкачественной опухоли мозга остался абсолютно нормальным человеком, за одним исключением: он больше не мог принимать решения. Никакие. Он мог потратить несколько часов на изучение ближайших ресторанов, вплоть до составления схем залов и изучения освещения столиков, но так и не мог решить, в каком из них пообедать. В ответ на предложенные врачом две возможные даты следующего визита он на час углублялся в подсчёт плюсом и минусов каждой из них, уходя во всё более мелкие детали, но так и не мог выбрать ни одну. На работе он прекрасно справлялся со сколь угодно сложными финансовыми данными и документами, но если утром перед ним клали сразу два документа — до вечера он пытался решить, с какого из них начать рабочий день.

Опухоль и последующее хирургическое вмешательство убили у Эллиота участок мозга, известный под названием «орбитофронтальная кора». На первый взгляд, по сравнению с многими людьми с опухолями мозга Эллиоту повезло — он полностью сохранил моторные и речевые функции, его IQ не уменьшился ни на единый пункт (причём по уровню IQ он попадал в верхние 3 %), да и вообще абсолютное большинство психологических тестов он проходил без запинки и демонстрировал в них результаты совершенно здорового человека. Вот только больше он не испытывал эмоций — и не мог принимать решений...

( читать дальше )


[ DW ]