Андрій Новосьолов (andrzejn) wrote,
Андрій Новосьолов
andrzejn

Categories:

Коан третий. Зачем удовольствие?

Хорошо пошёл этот формат. Продолжаю тему из обсуждений предыдущего коана.

Некоторые читатели почуяли там обесценивание: как же так, если психотерапия - всего лишь хобби, забава... Так что же я, столько часов и денег потратил на несерьёзную фигню? Или, хуже того, посвятил свою жизнь несерьёзной фигне, да ещё беру за неё с клиентов деньги? Совершенно верно почуяли, надо сказать. Второй коан, как и первый, направлен на обескураживание нарциссов - и тех, кто в позиции терапевта видят место для подвига, нанесения добра и причинения пользы; и тех, кто ждут спасения из рук безупречных терапевтов, окружённых сиянием.

Да (и этого не отрицают даже противники психотерапии), бывают острые случаи, когда без профессиональной помощи не обойтись. Если, скажем, человек в глубокой депрессии даже не встаёт с кровати... или не может выйти из дома из-за фобии... или уже готов выйти, но в окно... Это настоящее, без дураков, спасение жизни. Тут работа - всерьёз, наглядная, как скальпель в окровавленных по локоть руках хирурга.

Но острых случаев в жизни не так уж и много. В основном - тупая хроника. Жить можно, пить-закусывать хватает. И семья есть, и друзья, и подчинённые с учениками какие-никакие... Только ёлочные игрушки не радуют. Да ну, фигня какая, удовольствия-развлечения. Серьёзному человеку о таком и заботиться неловко. Серьёзные - и не заботятся. Им просто: с утра выпил - весь день свободен.

Какой смысл вообще заботиться о таком излишестве, как удовольствие? Зачем специально учиться интересу к жизни? Оно ведь как-то и само иногда получается - мало, что ли?

Давайте зайдём снизу, из наших биологических основ. Пара "приятно-неприятно" лежит в основе всякой мотивации, начиная с одноклеточных. За миллионы лет эволюция отточила механизмы выбора всякой неразумной твари: то, что нужно для жизни - приятно, что вредно - неприятно. Высокоразвитые существа уточнили: "интересно-неинтересно". И тоже отточили за сотни тысяч лет: что прям сейчас не нужно, но может пригодиться для жизни - интересно, что проверено и не может - скучно.

И вот, значит, мы: высокоразумные потомки миллионов поколений, которые всю жизнь только и делали, что выбирали приятное и интересное. У нас такой развитый неокортекс, что все инстинктивные побуждения не сразу переходят в действия, а только предлагают варианты для разумной оценки. Мы настолько разумны, что можем выжить даже после того, как оторвёмся от древних примитивных сигналов "приятно" и "интересно". Нам и так понятно, что нужно делать.

Ну, в общем, да. Выжить можем. Мы и без одного глаза можем, и без ног, и без яиц. И без почки, и без чувства осязания, и без чувства равновесия. И без быстрой системы точной интуитивной мотивации тоже можем.

Но с ними - лучше. С ними мы можем больше.

[ DW ]
Tags: личинка гештальтиста
Subscribe

  • Алилуйя!

    30 ноября 2019 года ЖЖ у меня начал глючить – бесконечно перезагружать страницы. Независимо от браузера и машины, даже в мобильном браузере. Что-то…

  • Средство от тиннитуса

    Почти каждому человеку знаком тиннитус – фоновый звон, писк или шипение в ушах. Он почти всегда заполняет тишину после громкого звука. Обычно вскоре…

  • Из моих любимых

    Идёт мужик с крокодильчиком на поводке. Крокодильчик ноет: — Ыыы, жарко, пыльно, лапки коротенькие, брюшко нежненькое, об асфальт царапается… — Ну…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Алилуйя!

    30 ноября 2019 года ЖЖ у меня начал глючить – бесконечно перезагружать страницы. Независимо от браузера и машины, даже в мобильном браузере. Что-то…

  • Средство от тиннитуса

    Почти каждому человеку знаком тиннитус – фоновый звон, писк или шипение в ушах. Он почти всегда заполняет тишину после громкого звука. Обычно вскоре…

  • Из моих любимых

    Идёт мужик с крокодильчиком на поводке. Крокодильчик ноет: — Ыыы, жарко, пыльно, лапки коротенькие, брюшко нежненькое, об асфальт царапается… — Ну…