Me

Уползище

Убежище для тех, кто не бегает


Previous Entry Поделиться Next Entry
Me

Групповая динамика

Группа людей, объединённых какими-то отношениями, ведёт себя как единый организм со своими собственными жизненными циклами и поведением, которые зачастую не определяются сознательными целями и желаниями участников. Это подметили в прошлом веке, заложив основы социальной, групповой и системной психологии. Но само явление, конечно, было с нами всегда: наши предки жили стаями задолго до того, как начали становиться разумными. Жизнь стаи и согласованное поведение участников надо было как-то регулировать, и вот в ходе эволюции возникли совершенно предразумные, невербальные, бессознательные механизмы, которые этим заведуют.

Люди - мастера коммуникации. Есть теории, по которым наш разум возник прежде всего в ходе усложнения внутригруппового общения, а внешние проблемы только подталкивали этот процесс. Мы изобрели правила и специальные процессы для организации совместной работы. Но базовая групповая динамика никуда от этого не делась. Стоит группе людей собраться вместе для любого общего дела, развлечения, даже просто оказаться рядом без определённых целей, но достаточно надолго (хотя бы на несколько дней), как начинают разворачиваться одни и те же фазы. Всегда.

Разные авторы выделяют разное количество фаз групповой динамики, называют и описывают их немного по-разному. Поэтому я не стану тут устраивать подробный обзор источников, а перескажу общий смысл своими словами.

Прежде всего, групповая динамика запускается и определяется отношениями, эмоциональным взаимодействием людей. На терапевтических группах, в зависимости от целей, развитие динамики могут подталкивать (поощряя обмен обратной связью и вопросы участников друг к другу) или притормаживать (ограничивая этот обмен). Но быстрее или медленнее, а процесс идёт всё равно. Иногда ему достаточно пары недель, иногда не хватает и года. Но это только вопрос времени.

Фазы процесса такие:

1. Принюхивание. Участники незнакомы друг с другом. Все чувствуют себя неуверенно и настороженно. Каждый в глубине души понимает: эти милые люди, если сговорятся все вместе, могут легко меня убить. Но, к счастью, кажется, они ещё не сговорились. Надо обеспечить свою безопасность, выставить границы и колючки. Очень хочется завести союзников, но высовываться слишком ярко и далеко - страшно: а вдруг они все обозлятся и накинутся? Все старательно демонстрируют непринуждённость и болтают на отвлечённые темы. Если в группе есть явный лидер (ведущий, руководитель, старейшина) - все существенные послания делаются через него. Если лидер предлагает какую-то активность, все с явным облегчением в неё включаются.

2. Облизывание. Все немного пообвыклись, присмотрелись и (бессознательно) определились с взаимными рангами, угрозами и интересами. Явных союзов и конфронтаций пока нет: для этого всё ещё слишком страшно. Но сидеть поодиночке уже слишком тоскливо и дискомфортно. Да и шерсть, кстати, чешется в неудобных местах. Осторожно (или, зажмурившись от собственной храбрости, решительно) участники тянутся друг к другу, демонстрируют дружелюбие, принятие, признание и любовь, грумингуют, делают комплименты, интересуются деталями личной жизни. Ведущего почтительно и со всеми знаками внимания отодвигают чуть в сторону. Участники группы сейчас особенно интересны друг другу. Почти никакой полезной работы группа не делает, все заняты общением.

3. Швыряние какашками. Стало достаточно безопасно, нашлись близкие поддерживающие люди, более-менее определились здешние порядки и ритуалы. Стало как-то спокойно и скучновато. И, кстати, вон тот самец меня тут раздражает с самого начала, вот эту самку я давно хочу укусить, а вон с тем соседом надо прояснить, кто из нас круче... В группе проявляется агрессия. Участники объявляют и разрывают альянсы, конфликты возникают вокруг серьёзных тем и пустых поводов, парные конфронтации разгораются, поляризуя всю группу. Если лидер неосторожно высовывается, группа временно объединяется и сосредоточенно его мочит. Нашёл время, понимаешь.

4. На мамонта. Всё более-менее прояснено. Каждому ясно, кто в чём авторитет, к кому за чем идти, кого когда оберегать, а кого опасаться. Выстроены и иерархия, и горизонтальные связи. Изначальный официальный лидер может оказаться и на вершине, и где-нибудь посредине, и вообще побоку. Как повезёт. Стая сформирована и готова к совместной работе над чем угодно. Это самая продуктивная и (в идеале) длительная фаза. Участники уделяют соразмерное время делу, взаимному расчёсыванию и порыкиванию для уточнения позиций.

5. Распад. Мы чёрти сколько времени уже вместе! Уже всё переделали, переговорили по сто раз, переобщались, перекусались и перетрахались в разных позах и сочетаниях. Да сколько можно, блин! Надоело. Тёплые воспоминания и давние обязательства - это, конечно, важно, но всю жизнь ими жить не будешь. А снаружи, кстати, большой разнообразный мир, там ещё столько любопытных дел, интересных самцов и самочек... Группа ностальгически вздыхает, что-то бурчит, участники сосредоточенно обнимаются, в последний раз порыкивают, ластятся и теряют друг к другу интерес. Группа распадается. Пытаться удерживать её после этого - это попусту реанимировать труп.


Вот примерно так. Я не говорил о распределении ролей в группе (это отдельная тема), о разных личных темпах прохождения фаз и об открытых группах, где участники приходят и уходят, когда придётся (это другая большая тема). Только о более-менее стабильных коллективах, собравшихся вместе достаточно надолго.

[ DW ]

  • 1

Жизненный цикл группы...

2ikleme August 15th, 2013
В книге «Закон Паркинсона» приведены также следующие наблюдения:

Жизненный цикл кабинета состоит из нескольких стадий:
Идеальное число членов — пять человек. При таком численном составе кабинет непременно приживётся. Два его члена смогут всегда отсутствовать по болезни или по иной причине. Пятерых легко собрать, а собравшись, они способны действовать быстро, умело и тихо. Четверым из них можно поручить финансы, иностранные дела, оборону и правосудие. Пятый, не сведущий в этих предметах, станет председателем или премьером.
Как ни удобно число пять, нередко в кабинет входит семь, а то и девять человек. Так бывает почти везде и объясняется это тем, что областей управления не четыре, а больше. На самом деле есть и другая причина. В кабинете из девяти человек трое вершат политику, двое поставляют сведения, один напоминает о финансах. Со свободным от дела председателем получается семь человек. Остальные двое, по-видимому, нужны для красоты. Мы практически ничего не знаем о назначении двух молчаливых членов, но у нас есть основания полагать, что на этой, второй, стадии кабинет без них работать не может.
На третьей стадии в кабинеты входят новые члены, иногда они вроде бы знают ещё что-то нужное, но чаще просто очень вредят, если их в кабинет не ввести. Чтобы их утихомирить, приходится непрестанно с ними советоваться. По мере их включения число членов ползёт от десяти к двадцати. На этой третьей стадии дела идут много хуже.
Прежде всего, очень трудно собрать столько народу.
Лишь немногие из членов отбирались с расчётом на то, что они будут или могут приносить пользу. Большую часть скорее ввели, чтобы угодить какой-нибудь внешней группировке, и задача их — сообщать своим, как идут дела. С секретностью покончено.
Чем крепче утверждаются ненужные члены, тем громче требуют обойдённые группы, чтобы ввели их представителей. Число членов переползает в третий десяток. И кабинет вступает в четвёртую, последнюю стадию.
Четвёртая стадия. Когда в кабинете от 20 до 22 членов, он внезапно претерпевает особое химическое или органическое превращение, природу которого нетрудно понять и описать. Пять полезных членов встречаются отдельно и что-то решают. Кабинету практически делать нечего, тем самым в него можно ввести сколько угодно народу. Лишним членам не понадобится лишнее время, ибо все заседания теперь — пустая трата времени. Внешние группы довольны, их ставленников принимают всех беспрепятственно, и не скоро поймут они, что победа их призрачна. Двери открыты, число членов приближается к 40, растёт дальше. Может оно дорасти и до тысячи. Это уже не важно. Кабинет больше не кабинет, и прежние его функции выполняет другое, малое сообщество.

aime_85 August 16th, 2013
Давно искала инфу о цикле жизни группы, а тут такой прекрасный, краткий и простой текст. Спасибо!
А что происходит если в уже сформированную группу приходит новичок?

andrzejn August 16th, 2013
Вкратце: всё начинается сначала, все фазы от начала и до той, на которой в этот момент была группа. Но цикл прокручивается существенно быстрее.

Новичку, конечно, страшнее всех, поэтому он или надолго забивается в угол, или агрессивно демонстрирует себя, или торопливо ищет альянсы. Группа тем временем перемеряет ранги, конкурирует за новичка (если он выглядит классным) или против новичка (если он никому не нравится), какие-то подсистемы распадаются и перестраиваются, между кем-то разгораются улаженные было конфликты...

Слаженная группа, которая уже охотится на мамонта, ассимилирует новичка за несколько дней общения. Если группа ещё только обнюхивается - ничего особенно не меняется, просто обнюхивание затягивается. На этапах облизывания и швыряния какашками, да ещё если новичок не один, а их сразу парочка, всё начинается сначала и длится ещё недели две.

Когда две сформированные группы сливаются в одну - тоже всё сначала, но всё сильно затягивается. Пока ещё остатки границ прежних групп окончательно рассосутся и все участники сынтегрируются в одну общую группу... Там проходят месяцы и иногда годы, пока "те" и "эти" перестают смотреть друг на друга косо и сбиваться в прежние кучки.

tawropola August 23rd, 2013
о, теперь понятно, откуда между мной и группой часто возникает напряженка: я не понимаю, зачем надо облизываться и кидаться какашками (для меня это лишняя инфа и трата ресурса, если все и так сразу видно), а при охоте на мамонта вдруг оказываюсь не там, куда часть группы хочет меня засунуть... надо будет запомнить и не забывать учитывать.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account